Источник httpspravonedv. rudarstvennajadokumenty-dlya-oformleniya. html

Самое важнее по теме: "Источник httpspravonedv. rudarstvennajadokumenty-dlya-oformleniya. html" с комментариями специалиста. На странице собрана и агрегирована информация по теме и предоставлена в удобном виде. В случае возникновения каких-либо вопросов задавайте их нашему дежурному специалисту.

Источник: https://pravonedv.ru/darstvennaja/dokumenty-dlya-oformleniya.html

[стр. 103—106 бумажной версии номера]

Казалось бы, о 1990-х я могу писать как очевидец. Но я не буду этого делать, ибо доподлинно знаю, что мои воспоминания (как и у всех очевидцев) искажены хотя бы тем, что из непосредственных, пребывающих внутри меня, они превратились в рассказы (мои собственные), существующие где-то вне меня, наряду с рассказами других.

Из того, что осталось непосредственным, глубинным моим, — это чувства. Вот чувство тягостного уныния-скуки-тоски от часов, когда начался путч. Вот момент восторга, воли, подъема, когда он был побежден. Еще помнится звенящее чувство дела, настоящего и нужного, которое долго не покидало меня и моих товарищей в начале 1990-х. Мы работали месяцами по 10–12 часов в сутки, чтобы выдавать обществу собранные в ходе всероссийских опросов сведения. Наши результаты были нарасхват. Они воодушевляли нас тем, что воодушевляли миллионы людей, решившихся на великий поворот в истории страны.

Но из переживаний 1990-х также помнится сперва очень слабое, отгоняемое ощущение, что что-то идет не так. Тут бы спохватиться, начать бить в набат. Но спохватились тогда, когда пришло горькое понимание: не получилось. Точнее, получилось совсем не то. И хотя понятно, что ты и те, с кем ты был, ждали и хотели совсем иного, но ты участвовал в «запуске проекта», а значит — в ответе за то, куда все скатилось. Ты понимаешь, что по дороге многие из «твоих» сильно переменились, что присоединились к проекту совсем не «твои» и проект этот теперь «их», а не твой. «Они» отвечать ни перед кем не собираются, но и с тебя лично никто не спрашивает. Однако ответственность должна быть, отвечай хотя бы перед собой.

Таковы чувства. Они не ложны, тогда как собственные и личные воспоминания о фактах и событиях, повторюсь, вещь ненадежная. Лучше обратиться к данным об общественной памяти. Она, сколь бы ни расходилась с документами и свидетельствами, являет собой исторический факт, содержащийся, в частности, в архивах ВЦИОМ (1987–2003) и «Левада-центра». И мнения россиян, высказанные давно, можно сравнить с мнениями, высказываемыми ими сегодня.

Что мы знаем об отношении соотечественников к событиям конца прошлого века? Для одних под словом «девяностые» подразумевалось «возвращение к нормальной жизни»; если угодно, реванш за предыдущие семьдесят лет советского эксперимента, сталинско-брежневского тоталитаризма. Для других 1990-е — «лихие», а кто-то скажет «проклятые». Это годы, когда кончилась нормальная жизнь, когда «развалили великую страну», созданную Сталиным, когда пропало все нажитое за славные, спокойные и небедные брежневские годы. И тогда «нулевые» — это реванш за 1990-е.

Индикатором отношения может служить (не)согласие респондента с суждением «Говорят, что было бы лучше, если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки». В середине 1990-х соглашались с этим мнением две трети (63%), не соглашалась треть (35%). К концу 1990-х доля антиперестроечных настроений упала, они охватывали только половину (51%), а доля их оппонентов выросла почти до 40%. Стоит отметить, что соотношение тех, кто хотел бы, чтобы перестройки не было, и несогласных с ними за последующие двадцать лет осталось примерно таким же (сегодня оно составляет 48% против 39%). И это несмотря на то, что одни респонденты старели и переставали участвовать в опросах, другие же — молодые, — напротив, начинали. Такая картина свидетельствует о том, что в собираемых ныне ответах представлена не живая память опрашиваемых о тех событиях, а сложившаяся по их следам трактовка.

Исторический нарратив о 1990-х, имеющий форму непосредственных впечатлений/воспоминаний, оказался удобным для регулирования актуальных отношений между группами населения. Это он, а не собственно воспоминания, является историческим фактом, который нам предъявляет такой источник, как архив опросов общественного мнения. И данный нарратив включает суждения о том, что было бы, если бы перестройки не было. Они резюмируются двумя формулами, активно используемыми как в середине 1990-х, так и сейчас: «Жизнь в стране пусть медленно, но становилась бы лучше» (тогда ее выбрали 35%, сегодня 39%) и «Удалось бы избежать тяжелых конфликтов и потрясений, сохранить единую великую страну» (36% тогда и 32% теперь). Суммарный балл по ответам на эти вопросы у пожилых — почти 80%, у молодых — около 60%. Ответы, что СССР все равно развалился бы или утратил статус великой мировой державы, вместе набирали 28% тогда и 30% сегодня. Еще 20% тогда тешили себя мыслью, что «ничего особенного не произошло бы, сохранились бы те же порядки, которые существовали при Леониде Брежневе». Интересно, что сейчас так думают 17%, и снова доли тех, кто успел пожить при Брежневе, и тех, кто его не застал, практически не различаются. (При этом в целом молодые чаще выбирают вариант «затрудняюсь ответить».)

Ретромечту, что без перестройки жизнь в стране «медленно, но становилась бы лучше», сегодня лелеют 43% самых старших и 32% самых молодых. Среди молодых многие не имеют мнения о перестройке, но среди тех, кто все-таки дает ответ, взгляды разделились ровно пополам — с позитивной и негативной оценкой этого исторического эпизода. Такой результат, как правило, означает не столько разделение публики (здесь — молодежи) на два непримиримых лагеря (напротив: ярых «за» и ярых «против» меньшинство), сколько то, что у людей примерно поровну доводов в пользу одобрения и осуждения перестройки. И эти доводы в обоих случаях слабые, неспособные опрокинуть логику оппонента. Прошлое обесцвечено, лишено признаков живой истории.

Для многих слово «перестройка» подразумевает различные происходившие в ту пору процессы — в частности, распространение гласности. Для многих сторонников перестройки, в том числе для меня, «гласность» была едва ли не самым важным явлением новой жизни. Если перестройка затевалась как подновление и ремонт производственных, а затем и социальных систем, то гласность сразу била в то, что казалось более важным: в вопрос о том, у кого правда и где правда.

В самом деле, стоит лишь узнать, сколько миллионов человек уморили голодом в 1930-е, сколько сгубили в лагерях, сколько положили на войне. Если узнать, если подтвердить наши страшные догадки, то тем, кто во всем этом повинен, вообще не будет места на свете. Был же прецедент: обнародовали позорный пакт Молотова-Риббентропа, и народы Прибалтики поднялись и вышли из Союза. Правда, думали мы, освободит мир от скверны и зла. И на этом чистом месте мы в два счета выстроим свою жизнь на началах добра и справедливости, политической и экономической свободы, демократии и свободного рынка.

Да, гласность наполнила прилавки книжных магазинов прежде запретными книгами, дала допуск к тайным архивам, открыла глаза на мир и на нас, на страну и на историю. Она сообщила много ужасного, но и отучила бояться, жить в страхе. Но она не сделала самого главного. Открывшаяся и вслух произнесенная правда не стала волшебным мечом, который поразил всех неправедных. В лучшем случае они заменили себя на таких же. Эти новые вселились в их прежние кабинеты или выстроили себе новые хоромы. И главное: страну, которая, медленно и с трудом разгоняясь, начала двигаться к демократии и рынку, они без труда перевели на свои рельсы.

О перестройке и гласности остались вопросы и ответы на них. Они тоже исторический источник. Вот главный вопрос: «По сравнению с тем, что было до перестройки, сейчас стало легче или труднее говорить все, что думаешь?». В конце 1990-х, когда гласность еще сохраняла некоторую силу, три четверти россиян ответили, что стало легче. Эта репутация перестройки/гласности держалась долго. Но в последние годы настойчивая дискредитация 1990-х возымела эффект: доля утверждающих, что говорить свободно после перестройки стало легче, сократилась до 57%. (Ответ противоположного толка дали 15% пожилых и 19% молодых. Очевидно, молодые среагировали на слово «сейчас» в вопросе.) Мы задавали еще несколько вопросов про завоеванные в те годы свободы, и оказалось, что более всего люди заметили изменение в отношении государства к церкви и религии. Поскольку к запрещенным или непоощряемым вероучениям относится явное меньшинство, то ответ, что с этим стало труднее, дали всего 8%, а 64% сказали, что свободно решать вопросы своей религиозной жизни теперь стало легче.

Читайте так же:  Замер уровня шума в квартире роспотребнадзор

1990-е — годы самой острой и открытой политической борьбы, какую видела страна со времен гражданской войны. Два путча подводили нас снова к этой грани, но, слава богу, обошлось. И, слава богу, казалось мне и моим друзьям в августе 1991-го, исход этой схватки надолго определит вектор развития страны. Но уже в 1994 году «победой демократической революции» этот результат соглашались считать менее 10% респондентов. С годами доля сторонников этой точки зрения подросла, но осталась менее одной пятой россиян.

Событиям 21 августа 1991 года, тогда казавшимся моментом острого гражданского противостояния, не удалось стать историческим поворотным пунктом. Не исключаю, что именно из-за того, что поворот не состоялся, обернулся исторической неудачей, даже бывшие сторонники демократов теперь отрекаются от того, что они думали про эти события, будучи их участниками. Поэтому этот исторический эпизод нынешней публикой воспринимается с позиции «над схваткой» — мол, это было «трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа». Господствующим ответом вплоть до 2010 года был такой: это «просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны», что означает — это их дела, нас это не касается. (Отказ судить прошлое виден и в ответах про октябрь 1993 года. На вопрос «Как вы считаете, кто был прав в те дни — сторонники Ельцина или сторонники Верховного Совета?» отказались в наши дни отвечать треть респондентов. Среди согласившихся ответить главный ответ — «ни те, ни другие»). Но далее, если судить по ответам про путч 1991 года, побежденные вышли в конце концов победителями. Ответы на вопрос о том, как оценивать путь, которым пошла страна после этого, подтверждают: победу «демократов» потомки считают исторической ошибкой, выбранное ими направление называют неправильным.

Можно считать это позднейшей аберрацией и отказать этим данным в статусе исторического источника. Но стоит задуматься: а долго ли после путча 1991 года страна шла к демократии? Может быть, в своих ответах люди оценивают не декларированные направления, а результат фактического движения?

Источник: https://pravonedv.ru/darstvennaja/dokumenty-dlya-oformleniya.html

[стр. 103—106 бумажной версии номера]

Казалось бы, о 1990-х я могу писать как очевидец. Но я не буду этого делать, ибо доподлинно знаю, что мои воспоминания (как и у всех очевидцев) искажены хотя бы тем, что из непосредственных, пребывающих внутри меня, они превратились в рассказы (мои собственные), существующие где-то вне меня, наряду с рассказами других.

Из того, что осталось непосредственным, глубинным моим, — это чувства. Вот чувство тягостного уныния-скуки-тоски от часов, когда начался путч. Вот момент восторга, воли, подъема, когда он был побежден. Еще помнится звенящее чувство дела, настоящего и нужного, которое долго не покидало меня и моих товарищей в начале 1990-х. Мы работали месяцами по 10–12 часов в сутки, чтобы выдавать обществу собранные в ходе всероссийских опросов сведения. Наши результаты были нарасхват. Они воодушевляли нас тем, что воодушевляли миллионы людей, решившихся на великий поворот в истории страны.

Но из переживаний 1990-х также помнится сперва очень слабое, отгоняемое ощущение, что что-то идет не так. Тут бы спохватиться, начать бить в набат. Но спохватились тогда, когда пришло горькое понимание: не получилось. Точнее, получилось совсем не то. И хотя понятно, что ты и те, с кем ты был, ждали и хотели совсем иного, но ты участвовал в «запуске проекта», а значит — в ответе за то, куда все скатилось. Ты понимаешь, что по дороге многие из «твоих» сильно переменились, что присоединились к проекту совсем не «твои» и проект этот теперь «их», а не твой. «Они» отвечать ни перед кем не собираются, но и с тебя лично никто не спрашивает. Однако ответственность должна быть, отвечай хотя бы перед собой.

Таковы чувства. Они не ложны, тогда как собственные и личные воспоминания о фактах и событиях, повторюсь, вещь ненадежная. Лучше обратиться к данным об общественной памяти. Она, сколь бы ни расходилась с документами и свидетельствами, являет собой исторический факт, содержащийся, в частности, в архивах ВЦИОМ (1987–2003) и «Левада-центра». И мнения россиян, высказанные давно, можно сравнить с мнениями, высказываемыми ими сегодня.

Что мы знаем об отношении соотечественников к событиям конца прошлого века? Для одних под словом «девяностые» подразумевалось «возвращение к нормальной жизни»; если угодно, реванш за предыдущие семьдесят лет советского эксперимента, сталинско-брежневского тоталитаризма. Для других 1990-е — «лихие», а кто-то скажет «проклятые». Это годы, когда кончилась нормальная жизнь, когда «развалили великую страну», созданную Сталиным, когда пропало все нажитое за славные, спокойные и небедные брежневские годы. И тогда «нулевые» — это реванш за 1990-е.

Индикатором отношения может служить (не)согласие респондента с суждением «Говорят, что было бы лучше, если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки». В середине 1990-х соглашались с этим мнением две трети (63%), не соглашалась треть (35%). К концу 1990-х доля антиперестроечных настроений упала, они охватывали только половину (51%), а доля их оппонентов выросла почти до 40%. Стоит отметить, что соотношение тех, кто хотел бы, чтобы перестройки не было, и несогласных с ними за последующие двадцать лет осталось примерно таким же (сегодня оно составляет 48% против 39%). И это несмотря на то, что одни респонденты старели и переставали участвовать в опросах, другие же — молодые, — напротив, начинали. Такая картина свидетельствует о том, что в собираемых ныне ответах представлена не живая память опрашиваемых о тех событиях, а сложившаяся по их следам трактовка.

Исторический нарратив о 1990-х, имеющий форму непосредственных впечатлений/воспоминаний, оказался удобным для регулирования актуальных отношений между группами населения. Это он, а не собственно воспоминания, является историческим фактом, который нам предъявляет такой источник, как архив опросов общественного мнения. И данный нарратив включает суждения о том, что было бы, если бы перестройки не было. Они резюмируются двумя формулами, активно используемыми как в середине 1990-х, так и сейчас: «Жизнь в стране пусть медленно, но становилась бы лучше» (тогда ее выбрали 35%, сегодня 39%) и «Удалось бы избежать тяжелых конфликтов и потрясений, сохранить единую великую страну» (36% тогда и 32% теперь). Суммарный балл по ответам на эти вопросы у пожилых — почти 80%, у молодых — около 60%. Ответы, что СССР все равно развалился бы или утратил статус великой мировой державы, вместе набирали 28% тогда и 30% сегодня. Еще 20% тогда тешили себя мыслью, что «ничего особенного не произошло бы, сохранились бы те же порядки, которые существовали при Леониде Брежневе». Интересно, что сейчас так думают 17%, и снова доли тех, кто успел пожить при Брежневе, и тех, кто его не застал, практически не различаются. (При этом в целом молодые чаще выбирают вариант «затрудняюсь ответить».)

Ретромечту, что без перестройки жизнь в стране «медленно, но становилась бы лучше», сегодня лелеют 43% самых старших и 32% самых молодых. Среди молодых многие не имеют мнения о перестройке, но среди тех, кто все-таки дает ответ, взгляды разделились ровно пополам — с позитивной и негативной оценкой этого исторического эпизода. Такой результат, как правило, означает не столько разделение публики (здесь — молодежи) на два непримиримых лагеря (напротив: ярых «за» и ярых «против» меньшинство), сколько то, что у людей примерно поровну доводов в пользу одобрения и осуждения перестройки. И эти доводы в обоих случаях слабые, неспособные опрокинуть логику оппонента. Прошлое обесцвечено, лишено признаков живой истории.

[3]

Для многих слово «перестройка» подразумевает различные происходившие в ту пору процессы — в частности, распространение гласности. Для многих сторонников перестройки, в том числе для меня, «гласность» была едва ли не самым важным явлением новой жизни. Если перестройка затевалась как подновление и ремонт производственных, а затем и социальных систем, то гласность сразу била в то, что казалось более важным: в вопрос о том, у кого правда и где правда.

Читайте так же:  Как можно выписаться из квартиры дистанционно находясь в другом городе

В самом деле, стоит лишь узнать, сколько миллионов человек уморили голодом в 1930-е, сколько сгубили в лагерях, сколько положили на войне. Если узнать, если подтвердить наши страшные догадки, то тем, кто во всем этом повинен, вообще не будет места на свете. Был же прецедент: обнародовали позорный пакт Молотова-Риббентропа, и народы Прибалтики поднялись и вышли из Союза. Правда, думали мы, освободит мир от скверны и зла. И на этом чистом месте мы в два счета выстроим свою жизнь на началах добра и справедливости, политической и экономической свободы, демократии и свободного рынка.

Да, гласность наполнила прилавки книжных магазинов прежде запретными книгами, дала допуск к тайным архивам, открыла глаза на мир и на нас, на страну и на историю. Она сообщила много ужасного, но и отучила бояться, жить в страхе. Но она не сделала самого главного. Открывшаяся и вслух произнесенная правда не стала волшебным мечом, который поразил всех неправедных. В лучшем случае они заменили себя на таких же. Эти новые вселились в их прежние кабинеты или выстроили себе новые хоромы. И главное: страну, которая, медленно и с трудом разгоняясь, начала двигаться к демократии и рынку, они без труда перевели на свои рельсы.

О перестройке и гласности остались вопросы и ответы на них. Они тоже исторический источник. Вот главный вопрос: «По сравнению с тем, что было до перестройки, сейчас стало легче или труднее говорить все, что думаешь?». В конце 1990-х, когда гласность еще сохраняла некоторую силу, три четверти россиян ответили, что стало легче. Эта репутация перестройки/гласности держалась долго. Но в последние годы настойчивая дискредитация 1990-х возымела эффект: доля утверждающих, что говорить свободно после перестройки стало легче, сократилась до 57%. (Ответ противоположного толка дали 15% пожилых и 19% молодых. Очевидно, молодые среагировали на слово «сейчас» в вопросе.) Мы задавали еще несколько вопросов про завоеванные в те годы свободы, и оказалось, что более всего люди заметили изменение в отношении государства к церкви и религии. Поскольку к запрещенным или непоощряемым вероучениям относится явное меньшинство, то ответ, что с этим стало труднее, дали всего 8%, а 64% сказали, что свободно решать вопросы своей религиозной жизни теперь стало легче.

1990-е — годы самой острой и открытой политической борьбы, какую видела страна со времен гражданской войны. Два путча подводили нас снова к этой грани, но, слава богу, обошлось. И, слава богу, казалось мне и моим друзьям в августе 1991-го, исход этой схватки надолго определит вектор развития страны. Но уже в 1994 году «победой демократической революции» этот результат соглашались считать менее 10% респондентов. С годами доля сторонников этой точки зрения подросла, но осталась менее одной пятой россиян.

Событиям 21 августа 1991 года, тогда казавшимся моментом острого гражданского противостояния, не удалось стать историческим поворотным пунктом. Не исключаю, что именно из-за того, что поворот не состоялся, обернулся исторической неудачей, даже бывшие сторонники демократов теперь отрекаются от того, что они думали про эти события, будучи их участниками. Поэтому этот исторический эпизод нынешней публикой воспринимается с позиции «над схваткой» — мол, это было «трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа». Господствующим ответом вплоть до 2010 года был такой: это «просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны», что означает — это их дела, нас это не касается. (Отказ судить прошлое виден и в ответах про октябрь 1993 года. На вопрос «Как вы считаете, кто был прав в те дни — сторонники Ельцина или сторонники Верховного Совета?» отказались в наши дни отвечать треть респондентов. Среди согласившихся ответить главный ответ — «ни те, ни другие»). Но далее, если судить по ответам про путч 1991 года, побежденные вышли в конце концов победителями. Ответы на вопрос о том, как оценивать путь, которым пошла страна после этого, подтверждают: победу «демократов» потомки считают исторической ошибкой, выбранное ими направление называют неправильным.

Можно считать это позднейшей аберрацией и отказать этим данным в статусе исторического источника. Но стоит задуматься: а долго ли после путча 1991 года страна шла к демократии? Может быть, в своих ответах люди оценивают не декларированные направления, а результат фактического движения?

Источник: https://pravonedv.ru/darstvennaja/dokumenty-dlya-oformleniya.html

[стр. 103—106 бумажной версии номера]

Казалось бы, о 1990-х я могу писать как очевидец. Но я не буду этого делать, ибо доподлинно знаю, что мои воспоминания (как и у всех очевидцев) искажены хотя бы тем, что из непосредственных, пребывающих внутри меня, они превратились в рассказы (мои собственные), существующие где-то вне меня, наряду с рассказами других.

Из того, что осталось непосредственным, глубинным моим, — это чувства. Вот чувство тягостного уныния-скуки-тоски от часов, когда начался путч. Вот момент восторга, воли, подъема, когда он был побежден. Еще помнится звенящее чувство дела, настоящего и нужного, которое долго не покидало меня и моих товарищей в начале 1990-х. Мы работали месяцами по 10–12 часов в сутки, чтобы выдавать обществу собранные в ходе всероссийских опросов сведения. Наши результаты были нарасхват. Они воодушевляли нас тем, что воодушевляли миллионы людей, решившихся на великий поворот в истории страны.

Но из переживаний 1990-х также помнится сперва очень слабое, отгоняемое ощущение, что что-то идет не так. Тут бы спохватиться, начать бить в набат. Но спохватились тогда, когда пришло горькое понимание: не получилось. Точнее, получилось совсем не то. И хотя понятно, что ты и те, с кем ты был, ждали и хотели совсем иного, но ты участвовал в «запуске проекта», а значит — в ответе за то, куда все скатилось. Ты понимаешь, что по дороге многие из «твоих» сильно переменились, что присоединились к проекту совсем не «твои» и проект этот теперь «их», а не твой. «Они» отвечать ни перед кем не собираются, но и с тебя лично никто не спрашивает. Однако ответственность должна быть, отвечай хотя бы перед собой.

Таковы чувства. Они не ложны, тогда как собственные и личные воспоминания о фактах и событиях, повторюсь, вещь ненадежная. Лучше обратиться к данным об общественной памяти. Она, сколь бы ни расходилась с документами и свидетельствами, являет собой исторический факт, содержащийся, в частности, в архивах ВЦИОМ (1987–2003) и «Левада-центра». И мнения россиян, высказанные давно, можно сравнить с мнениями, высказываемыми ими сегодня.

Что мы знаем об отношении соотечественников к событиям конца прошлого века? Для одних под словом «девяностые» подразумевалось «возвращение к нормальной жизни»; если угодно, реванш за предыдущие семьдесят лет советского эксперимента, сталинско-брежневского тоталитаризма. Для других 1990-е — «лихие», а кто-то скажет «проклятые». Это годы, когда кончилась нормальная жизнь, когда «развалили великую страну», созданную Сталиным, когда пропало все нажитое за славные, спокойные и небедные брежневские годы. И тогда «нулевые» — это реванш за 1990-е.

Индикатором отношения может служить (не)согласие респондента с суждением «Говорят, что было бы лучше, если бы все в стране оставалось так, как было до начала перестройки». В середине 1990-х соглашались с этим мнением две трети (63%), не соглашалась треть (35%). К концу 1990-х доля антиперестроечных настроений упала, они охватывали только половину (51%), а доля их оппонентов выросла почти до 40%. Стоит отметить, что соотношение тех, кто хотел бы, чтобы перестройки не было, и несогласных с ними за последующие двадцать лет осталось примерно таким же (сегодня оно составляет 48% против 39%). И это несмотря на то, что одни респонденты старели и переставали участвовать в опросах, другие же — молодые, — напротив, начинали. Такая картина свидетельствует о том, что в собираемых ныне ответах представлена не живая память опрашиваемых о тех событиях, а сложившаяся по их следам трактовка.

Читайте так же:  Документы подтверждающие право собственности на квартиру

Исторический нарратив о 1990-х, имеющий форму непосредственных впечатлений/воспоминаний, оказался удобным для регулирования актуальных отношений между группами населения. Это он, а не собственно воспоминания, является историческим фактом, который нам предъявляет такой источник, как архив опросов общественного мнения. И данный нарратив включает суждения о том, что было бы, если бы перестройки не было. Они резюмируются двумя формулами, активно используемыми как в середине 1990-х, так и сейчас: «Жизнь в стране пусть медленно, но становилась бы лучше» (тогда ее выбрали 35%, сегодня 39%) и «Удалось бы избежать тяжелых конфликтов и потрясений, сохранить единую великую страну» (36% тогда и 32% теперь). Суммарный балл по ответам на эти вопросы у пожилых — почти 80%, у молодых — около 60%. Ответы, что СССР все равно развалился бы или утратил статус великой мировой державы, вместе набирали 28% тогда и 30% сегодня. Еще 20% тогда тешили себя мыслью, что «ничего особенного не произошло бы, сохранились бы те же порядки, которые существовали при Леониде Брежневе». Интересно, что сейчас так думают 17%, и снова доли тех, кто успел пожить при Брежневе, и тех, кто его не застал, практически не различаются. (При этом в целом молодые чаще выбирают вариант «затрудняюсь ответить».)

Ретромечту, что без перестройки жизнь в стране «медленно, но становилась бы лучше», сегодня лелеют 43% самых старших и 32% самых молодых. Среди молодых многие не имеют мнения о перестройке, но среди тех, кто все-таки дает ответ, взгляды разделились ровно пополам — с позитивной и негативной оценкой этого исторического эпизода. Такой результат, как правило, означает не столько разделение публики (здесь — молодежи) на два непримиримых лагеря (напротив: ярых «за» и ярых «против» меньшинство), сколько то, что у людей примерно поровну доводов в пользу одобрения и осуждения перестройки. И эти доводы в обоих случаях слабые, неспособные опрокинуть логику оппонента. Прошлое обесцвечено, лишено признаков живой истории.

Для многих слово «перестройка» подразумевает различные происходившие в ту пору процессы — в частности, распространение гласности. Для многих сторонников перестройки, в том числе для меня, «гласность» была едва ли не самым важным явлением новой жизни. Если перестройка затевалась как подновление и ремонт производственных, а затем и социальных систем, то гласность сразу била в то, что казалось более важным: в вопрос о том, у кого правда и где правда.

В самом деле, стоит лишь узнать, сколько миллионов человек уморили голодом в 1930-е, сколько сгубили в лагерях, сколько положили на войне. Если узнать, если подтвердить наши страшные догадки, то тем, кто во всем этом повинен, вообще не будет места на свете. Был же прецедент: обнародовали позорный пакт Молотова-Риббентропа, и народы Прибалтики поднялись и вышли из Союза. Правда, думали мы, освободит мир от скверны и зла. И на этом чистом месте мы в два счета выстроим свою жизнь на началах добра и справедливости, политической и экономической свободы, демократии и свободного рынка.

Да, гласность наполнила прилавки книжных магазинов прежде запретными книгами, дала допуск к тайным архивам, открыла глаза на мир и на нас, на страну и на историю. Она сообщила много ужасного, но и отучила бояться, жить в страхе. Но она не сделала самого главного. Открывшаяся и вслух произнесенная правда не стала волшебным мечом, который поразил всех неправедных. В лучшем случае они заменили себя на таких же. Эти новые вселились в их прежние кабинеты или выстроили себе новые хоромы. И главное: страну, которая, медленно и с трудом разгоняясь, начала двигаться к демократии и рынку, они без труда перевели на свои рельсы.

О перестройке и гласности остались вопросы и ответы на них. Они тоже исторический источник. Вот главный вопрос: «По сравнению с тем, что было до перестройки, сейчас стало легче или труднее говорить все, что думаешь?». В конце 1990-х, когда гласность еще сохраняла некоторую силу, три четверти россиян ответили, что стало легче. Эта репутация перестройки/гласности держалась долго. Но в последние годы настойчивая дискредитация 1990-х возымела эффект: доля утверждающих, что говорить свободно после перестройки стало легче, сократилась до 57%. (Ответ противоположного толка дали 15% пожилых и 19% молодых. Очевидно, молодые среагировали на слово «сейчас» в вопросе.) Мы задавали еще несколько вопросов про завоеванные в те годы свободы, и оказалось, что более всего люди заметили изменение в отношении государства к церкви и религии. Поскольку к запрещенным или непоощряемым вероучениям относится явное меньшинство, то ответ, что с этим стало труднее, дали всего 8%, а 64% сказали, что свободно решать вопросы своей религиозной жизни теперь стало легче.

1990-е — годы самой острой и открытой политической борьбы, какую видела страна со времен гражданской войны. Два путча подводили нас снова к этой грани, но, слава богу, обошлось. И, слава богу, казалось мне и моим друзьям в августе 1991-го, исход этой схватки надолго определит вектор развития страны. Но уже в 1994 году «победой демократической революции» этот результат соглашались считать менее 10% респондентов. С годами доля сторонников этой точки зрения подросла, но осталась менее одной пятой россиян.

Событиям 21 августа 1991 года, тогда казавшимся моментом острого гражданского противостояния, не удалось стать историческим поворотным пунктом. Не исключаю, что именно из-за того, что поворот не состоялся, обернулся исторической неудачей, даже бывшие сторонники демократов теперь отрекаются от того, что они думали про эти события, будучи их участниками. Поэтому этот исторический эпизод нынешней публикой воспринимается с позиции «над схваткой» — мол, это было «трагическое событие, имевшее гибельные последствия для страны и народа». Господствующим ответом вплоть до 2010 года был такой: это «просто эпизод борьбы за власть в высшем руководстве страны», что означает — это их дела, нас это не касается. (Отказ судить прошлое виден и в ответах про октябрь 1993 года. На вопрос «Как вы считаете, кто был прав в те дни — сторонники Ельцина или сторонники Верховного Совета?» отказались в наши дни отвечать треть респондентов. Среди согласившихся ответить главный ответ — «ни те, ни другие»). Но далее, если судить по ответам про путч 1991 года, побежденные вышли в конце концов победителями. Ответы на вопрос о том, как оценивать путь, которым пошла страна после этого, подтверждают: победу «демократов» потомки считают исторической ошибкой, выбранное ими направление называют неправильным.

Можно считать это позднейшей аберрацией и отказать этим данным в статусе исторического источника. Но стоит задуматься: а долго ли после путча 1991 года страна шла к демократии? Может быть, в своих ответах люди оценивают не декларированные направления, а результат фактического движения?

Последовательность источников в списке литературы или структура списка литературы

К сожалению, нет государственного стандарта, который отвечает за грамотное представление списка литературы, но есть общепринятая практика. На практике источники, входящие в список, принято располагать согласно алфавитному порядку. Ему подлежит заголовок источника библиографической записи. Нормативные акты при этом не зависят от алфавитного порядка и обычно идут впереди.

Опираясь на это, не трудно составить устоявшееся правило, касающееся порядка расположения источников:

Итак, как было отмечено ранее, первые места в списке использованных источников занимают нормативные акты, на втором – книги, на третьем месте – печатная периодика. На четвёртой позиции располагаются источники на электронных носителях локального доступа, а завершают список источники на электронных носителях удалённого доступа или интернет-ресурсы.

Каждый раздел начинается с источников, написанных на русском языке, и заканчивается источниками на иностранных языках с соблюдением алфавитного порядка.

Читайте так же:  Расчетный счет и лицевой счет в чем разница и зачем предпринимателям нужен лицевой счет

Нормативные акты следует располагать таким образом:

В первую очередь в список использованных источников включаются международные акты, ратифицированные Россией, причём сначала идут документы ООН. На втором месте – Конституция России, на третьем – Кодексы. После них, на четвёртой позиции, — федеральные законы, на пятой – указы Президента России. На шестом месте по расположению нормативных актов – Постановления Правительства России.

На седьмом месте списка размещены приказы, письма и другие указания отдельных федеральных министерств и ведомств. После них, восьмыми в перечне являются Законы Российской Федерации, девятыми – распоряжения губернаторов, а десятыми – распоряжения областных (республиканских) правительств. На одиннадцатом месте – судебная практика, которая представляется постановлениями Верховных и прочих судов. Закрывают список вступившие в силу законодательные акты.

Формат записи федеральных законов следующий:

Федеральный закон от [дата] № [номер] «[название]» // [официальный источник публикации, год, номер, статья]

Нужно знать, что располагаются законы по дате принятия, а не по алфавиту. Первые места в библиографическом списке занимают более старые законы, подписанные Президентом России ранее.

В случае использования законодательного сборника или издания отдельного закона всё равно в библиографический список необходимо вписать закон, указывая официальный источник публикации. Такими источниками для федеральных актов служат: «Российская газета», «Собрание законодательства РФ», «Собрание актов Президента и Правительства РФ», другие.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: На стипендию можно купить что-нибудь, но не больше. 8858 —

| 7195 — или читать все.

Об утверждении методики определения выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от передвижных источников для проведения сводных расчетов атмосферного воздуха

Настоящая методика предназначена для расчета величин выбросов загрязняющих веществ в атмосферный воздух от совокупности передвижных источников, движущихся по автомобильным дорогам, на территории, для которой проводятся сводные расчеты загрязнения атмосферного воздуха.

Дата начала публичного обсуждения: 20 сентября 2019 г.

Дата окончания публичного обсуждения: 10 октября 2019 г.

[2]

Чтобы добавить комментарий, надо зарегистрироваться

Источник новости: regulation.gov.ru Для того, чтобы добавить новость, необходимо зарегистрироваться

Еще 5 новостей по теме «Экологическое нормирование»

Другие новости за 23.09.2019

Видео (кликните для воспроизведения).

—>

Экологические новости

Мероприятия

22-24 октября, 2019 года
Wasma 2019

Последние сообщения

Контактная информация

РЕДАКЦИЯ

Адрес: 105066, Москва,
Токмаков пер., д. 16, стр. 2
+7 (499) 267-40-10
E-mail: [email protected]

ПРЯМОЙ ТЕЛЕФОН ОТДЕЛА ПОДПИСКИ:

+7 (800) 200-111-2
(звонок бесплатный
по всей территории РФ)
E-mail: [email protected]

© 2004-2019 Издательский дом «Отраслевые ведомости». Все права защищены
Копирование информации данного сайта допускается только при условии указания ссылки на сайт

Добавить сайт в избранное Сделать стартовой ENGLISH

Sat, 28 Sep 2019 06:26:25

Настоящим, в соответствии с Федеральным законом № 152-ФЗ «О персональных данных» от 27.07.2006 года, Вы подтверждаете свое согласие на обработку компанией ООО «Концепция связи XXI век» персональных данных: сбор, систематизацию, накопление, хранение, уточнение (обновление, изменение), использование, передачу в целях продвижения товаров, работ, услуг на рынке путем осуществления прямых контактов с помощью средств связи, продажи продуктов и услуг на Ваше имя, блокирование, обезличивание, уничтожение.

Компания ООО «Концепция связи XXI век» гарантирует конфиденциальность получаемой информации. Обработка персональных данных осуществляется в целях эффективного исполнения заказов, договоров и иных обязательств, принятых компанией в качестве обязательных к исполнению.

В случае необходимости предоставления Ваших персональных данных правообладателю, дистрибьютору или реселлеру программного обеспечения в целях регистрации программного обеспечения на Ваше имя, Вы даёте согласие на передачу своих персональных данных.

Компания ООО «Концепция связи XXI век» гарантирует, что правообладатель, дистрибьютор или реселлер программного обеспечения осуществляет защиту персональных данных на условиях, аналогичных изложенным в Политике конфиденциальности персональных данных.

Настоящее согласие распространяется на следующие персональные данные: фамилия, имя и отчество, место работы, должность, адрес электронной почты, почтовый адрес доставки заказов, контактный телефон, платёжные реквизиты. Срок действия согласия является неограниченным. Вы можете в любой момент отозвать настоящее согласие, направив письменное уведомление на адрес: [email protected] с пометкой «Отзыв согласия на обработку персональных данных».

Обращаем Ваше внимание, что отзыв согласия на обработку персональных данных влечёт за собой удаление Вашей учётной записи с соответствующего Интернет-сайта и/или уничтожение записей, содержащих Ваши персональные данные, в системах обработки персональных данных компании ООО «Концепция связи XXI век», что может сделать невозможным для Вас пользование ее интернет-сервисами.

Давая согласие на обработку персональных данных, Вы гарантируете, что представленная Вами информация является полной, точной и достоверной, а также что при представлении информации не нарушаются действующее законодательство Российской Федерации, законные права и интересы третьих лиц. Вы подтверждаете, что вся предоставленная информация заполнена Вами в отношении себя лично.

Настоящее согласие действует в течение всего периода хранения персональных данных, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации.

Как выбрать аккумуляторную батарею для источника бесперебойного питания

Когда нужна замена аккумуляторов в ИБП.

Источники бесперебойного питания уже не один десяток лет защищают наши компьютеры от сбоев в работе питающей сети. И любой пользователь ПК, защищающий свой компьютер с помощью ИБП достаточно долгое время, наверняка замечал, что со временем срок работы компьютера от ИБП становится все меньше и меньше. «Старички» возрастом в несколько лет дают своему хозяину считанные секунды на то, чтобы успеть сохранить все данные, а потом – продолжительный писк и темный экран монитора очередной раз напоминают о том, что срок жизни аккумулятора подошел к концу.

Ничего необычного в такой ситуации нет: аккумуляторы, устанавливаемые в бытовые ИБП, выдерживают 300-400 циклов заряда/разряда. Если в сети, к которой подключен компьютер с ИБП, отключения и долговременные просадки напряжения – не редкость, то свой ресурс аккумулятор может выработать очень быстро – за 6-12 месяцев. Именно в этот момент некоторые пользователи сталкиваются с неприятной тонкостью, чаще всего не замечаемой при покупке – иногда оказывается, что гарантийный срок на аккумулятор намного меньше гарантийного срока на сам ИБП. Справедливости ради следует отметить, что этим грешат производители дешевых ИБП, ставящие в свои «бесперебойники» аккумуляторы низкого качества.

Как бы там ни было, но замена аккумулятора в ИБП – дело рядовое, поэтому магазины компьютерных аксессуаров предлагают богатый выбор аккумуляторов для ИБП в большом диапазоне цен и характеристик. Как выбрать из них подходящий для установки в имеющийся источник бесперебойного питания?

Замена аккумулятора ИБП

Некоторые ИБП имеют отдельный батарейный отсек, и замена аккумулятора в них осуществляется просто и безопасно (в некоторых случаях возможна даже «горячая» замена аккумулятора без отключения питания). Но в большинстве бытовых ИБП придется снимать крышку самого устройства. Делать это следует, обязательно отключив ИБП от сети и выключив его. Даже если он разряжен, в аккумуляторе еще может сохраняться остаточный заряд, которого вполне хватит на удар током. Сняв крышку, следует, не прикасаясь к элементам и платам схемы, снять клеммы с аккумулятора и уже после этого снять сам аккумулятор. Следует убедиться, что полярность клемм не вызовет сомнений при сборке (обозначения «+», «-» на клеммах, цветовое обозначение проводов: красный «+», черный «-»)

Батарея ИБП, поврежденная вследствие высокого тока зарядки

Батарею первым делом следует тщательно осмотреть. Деформация (вздутость) аккумулятора и потеки на крышке могут сигнализировать о том, что причиной выхода батареи из строя является не исчерпание ресурса, а неисправность зарядного устройства ИБП. Если при этом еще и снижение времени работы от ИБП происходило не постепенно, а скачком (вчера – «тянул» полчаса, сегодня выключается через секунду), то лучше отнести ИБП в диагностику – скорее всего, замена батареи поможет ненадолго.

Если же внешне батарея выглядит «как новая», можно подбирать замену. Проще всего, конечно, взять аналогичную батарею от того же производителя, но такое не всегда возможно – бывает, что эта конкретная модель уже снята с производства или стоит слишком дорого. Тогда следует снять размеры батареи и найти на батарее информацию о емкости и рабочем напряжении.

Читайте так же:  Приложение к договору о реализации туристского продукта

Для аккумуляторов ИБП существует несколько стандартных типоразмеров. Разумеется, лучше брать аккумулятор того же типоразмера, что и предыдущий – установка такого будет проще и безопаснее. Иногда есть возможность установить на штатное место аккумулятор другого типоразмера — большей высоты – но тогда при сборке следует особенно внимательно следить за тем, чтобы новый аккумулятор не входил в контакт с корпусом или элементами схемы.

На новом аккумуляторе винтовые клеммы, а провода рассчитаны на подключение к лепестковым — клеммы на проводах придется менять.

Еще одна тонкость, на которую следует обратить внимание – расположение и вид клемм. Единого стандарта на это нет, поэтому, для подсоединения некоторых аккумуляторов того же типоразмера, что и старый, может понадобиться удлинить провода или перепаять клеммы (с лепестковых на винтовые или наоборот)


Напряжение аккумуляторов для ИБП чаще всего бывает 12Вольт, реже – 6. Напряжение нового аккумулятора должно в точности соответствовать напряжению старого. Установка аккумулятора с другим напряжением может привести к поломке ИБП и к необходимости его полной замены.

Емкость обычно обозначается в Ампер-часах (А∙ч, Ah).

Иногда емкость батареи приведена в Ватт/Вольт/минутах, обычно указывается для одной ячейки напряжением 1,67 В, сколько ватт она может выдать в течение 15 минут. Формулы точного перевода в Ампер-часы не существует, для приблизительного следует поделить число ватт на 3,8. Полученное число будет примерно равно емкости аккумулятора в А∙ч.

Какова должна быть емкость нового аккумулятора?

Нежелательно, чтобы емкость была меньше емкости старого. Она может быть незначительно меньше (90-85% от емкости старого), но не более – для аккумуляторов с меньшей емкостью зарядный ток от ИБП может оказаться слишком большим, что плохо скажется на сроке службы нового аккумулятора.
Устанавливать аккумулятор с емкостью больше чем в два раза от старого тоже не стоит. Во-первых, такой аккумулятор, скорее всего, уже будет иметь большие габариты и на старое место просто не полезет.
Во-вторых, для такого аккумулятора ток зарядки уже будет слишком мал, что при глубоких разрядах (нередких при работе ИБП), тоже вредно сказывается на емкости аккумулятора.
В-третьих, многие современные ИБП контролируют параметры зарядки и, если они сильно отклоняются от стандартных, выдают сообщение об ошибке и отказываются работать. Современный ИБП может «забраковать» аккумулятор с емкостью, сильно отличающейся от изначальной.

Сборка ИБП

При установке нового аккумулятора следует:
— обратить внимание на соблюдение полярности. Следует убедиться в соответствии маркировок проводов и клемм аккумулятора, а не подсоединять «куда просится» — расположение клемм на новом аккумуляторе может быть зеркальным к старому! Переполюсовка аккумулятора с высокой вероятностью приведет к поломке ИБП.
— убедиться, что ИБП выключен (особенно актуально для старых моделей с клавишным выключателем). Новый аккумулятор, как правило, имеет 50% заряда, и, если ИБП по каким-то причинам остался включенным, при подсоединении аккумулятора возникает опасность поражения электрическим током.

Новый аккумулятор большей емкости имеет другой типоразмер (выше на несколько см) и входит на штатное место «впритирку». Клеммы пришлось изогнуть.

— если клеммы нового аккумулятора расположены по-другому, убедиться, что ни его клеммы, ни клеммы подходящих к ним проводов ни при каких обстоятельствах не будут касаться корпуса ИБП, элементов схемы или дорожек на платах.

[1]

Характеристики аккумуляторных батарей для ИБП

Емкость . Одна из основных характеристик, определяющая, как долго подключенный к ИБП компьютер сможет работать при отсутствии питающей сети. Обычно измеряется в Ампер-часах и нормировано на 20-часовой режим разряда (что обычно обозначено на корпусе как “C20” или “20 hour rate”). Часто встречающееся объяснение, что, к примеру, 7 А∙ч означает, что аккумулятор выдает 7 ампер в течение часа, некорректно – емкость аккумулятора сильно снижается при увеличении тока (снижении времени) разряда. При разряде аккумулятора за час его емкость падает относительно номинала на 30%.

Чем выше емкость аккумуляторной батареи, тем она дороже.

Наверняка каждого покупателя волнует вопрос: сколько «протянет» компьютер от аккумулятора конкретной емкости? Это можно подсчитать по формуле

где Т – время автономной работы компьютера от ИБП в часах, Pнагр – суммарная мощность оборудования в ваттах, Uакб – общее напряжение аккумуляторных батарей, Сакб – общая емкость в А∙ч, К – КПД преобразования источника бесперебойного питания (0,8-0,95), Кгр – коэффициент глубины разряда аккумулятора (0,8-0,9) и Кде – коэффициент доступной емкости, зависящий от времени (тока) разряда (0,7 для часового разряда, 0,85 для двухчасового, 0,95 для десятичасового, 1 для двадцатичасового)

Для оценки точного времени лучше всего замерить потребляемую компьютером мощность, но, для грубой оценки, достаточно сориентироваться по мощности блока питания системного блока и не забыть про мощность монитора. Так, ИБП с 12-вольтным аккумулятором емкостью 7 А∙ч будет «тянуть» компьютер с 400 Ваттным блоком питания и монитором мощностью 50 Ватт в течение:

Напряжение новой аккумуляторной батареи должно в точности соответствовать напряжению старой. В ИБП большой емкости могут использоваться несколько аккумуляторных батарей, соединенных последовательно. Их можно заменить на одну батарею, при этом напряжение новой АКБ должно быть равно суммарному напряжению старых батарей, а емкость соответствовать емкости одной старой батареи.

Максимальный ток разряда определяет, насколько мощное оборудование можно запитать от данной батареи. Чем выше этот параметр, тем лучше – тем более щадящим будет ток разряда при отключении питания. Так, ток разряда оборудования суммарной мощностью 400 Вт будет составлять 400 Вт/12 В = 33 А. С учетом падения мощности на преобразовании и прочих допусков, максимальный ток разряда аккумулятора для ИБП в таком случае должен быть не меньше 60 А.

Внутреннее сопротивление новой АКБ зависит от рабочей площади пластин аккумулятора, качества электрохимического контакта электролита с пластинами и косвенно характеризует качество всей батареи: чем внутреннее сопротивление ниже, тем лучше. При прочих равных параметрах следует отдать предпочтение АКБ с меньшим внутренним сопротивлением – скорее всего, параметры другой батареи завышены. Так, максимальный ток разряда у батареи с высоким внутренним сопротивлением должен быть ниже.

Срок службы также характеризует качество изготовления аккумулятора: технология AGM, по которой производится большинство аккумуляторов для ИБП, обеспечивает до 400 циклов заряда/разряда, но плохая сборка (некачественные пластины, загрязненные свинцовые сплавы) может в разы снизить это число. Не стоит рассчитывать на то, что батарея со сроком службы в 5 лет верой правдой будет работать весь этот срок даже при ежедневных отключениях электроэнергии. Но что она проработает дольше, чем батарея со сроком службы 1 год – это почти наверняка. Со сроком службы связана еще одна характеристика аккумулятора — срок гарантии . Если вы желаете приобрести качественный аккумулятор, выбирайте тот, у которого больше гарантия.

Варианты выбора.

Если в вашем ИБП использовались батареи напряжением 6 В, следует выбирать среди аналогичных по напряжению. Стоят они 400-1000 рублей.


12-вольтовые аккумуляторные батареи потребуются, если в вашем ИБП стояли АКБ с таким рабочим напряжением. Стоят они от 550 до 6000 рублей в зависимости от емкости и производителя.

Видео (кликните для воспроизведения).

Если вы хотите, чтобы с новым аккумулятором ИБП проработал как можно дольше, приобретайте аккумуляторную батарею с продолжительным сроком гарантии. Это обойдется вам в 400-6000 рублей в зависимости от других характеристик.

Источники


  1. Дельбрюк, Б. Введение в изучение языка. Из истории и методологии сравнительного языкознания: моногр. / Б. Дельбрюк. — М.: Едиториал УРСС, 2010. — 152 c.

  2. Беликова, Т.Н.; Минаева, Л.Н. Все о пенсиях; СПб: Питер, 2012. — 224 c.

  3. Севан, О.Г. «Малые Корелы». Архангельский музей деревянного зодчества. История создания, методология, современное состояние / О.Г. Севан. — М.: Прогресс-традиция, 2011. — 909 c.
  4. Галахова, А. В. Особенная часть Уголовного кодекса Российской Федерации. Комментарий. Судебная практика. Статистика / Под редакцией В.М. Лебедева, А.В. Галахова. — М.: Городец, 2015. — 367 c.
Источник httpspravonedv. rudarstvennajadokumenty-dlya-oformleniya. html
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here