Что такое неосновательное обогащение гк рф ст 1102 комментарии и применение закона

Самое важнее по теме: "Что такое неосновательное обогащение гк рф ст 1102 комментарии и применение закона" с комментариями специалиста. На странице собрана и агрегирована информация по теме и предоставлена в удобном виде. В случае возникновения каких-либо вопросов задавайте их нашему дежурному специалисту.

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

О конституционно-правовом смысле положений статьи 1102 настоящего Кодекса см. Постановление Конституционного Суда РФ от 24 марта 2017 г. N 9-П

Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

См. Энциклопедии, позиции высших судов и другие комментарии к статье 1102 ГК РФ

1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Статья 1109 ГК РФ. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

Новая редакция Ст. 1109 ГК РФ

Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

Президент Российской Федерации

26 января 1996 г.

Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ

Из материалов дела следовало, что цена оборудования была согласована в договоре, счет был выставлен на согласованную сумму. Оплата в большей сумме произошла вследствие технической ошибки. Получение денежных средств в перечисленном истцом размере ответчик не отрицал.

В связи с тем, что ответчику была перечислена сумма, превышающая согласованный размер оплаты, суд обоснованно пришел к выводу о том, что в данном случае имеет место неосновательное обогащение на стороне ответчика, и удовлетворил исковые требования в части взыскания суммы ошибочно перечисленных средств на основании пункта 1 статьи 1102 ГК РФ.

При этом суд отверг доводы ответчика о том, что у истца отсутствует право требовать возврата исполненного в силу подпункта 4 статьи 1109 ГК РФ, поскольку истец, перечисляя средства, знал об отсутствии обязательства. Суд указал, что подпункт 4 статьи 1109 ГК РФ может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней (приложение к информационному письму Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49).

Другой комментарий к Ст. 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации

1. Общее правило об обязанности возвратить неосновательное обогащение допускает ряд исключений, которые определены в ст. 1109 ГК.

2. Правило пп. 2 ст. 1109 ГК об отсутствии обязанности возврата имущества, переданного во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности, корреспондирует с правилом ст. 206 ГК, согласно которому обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения такое лицо и не знало об истечении давности.

3. Под счетной ошибкой в целях применения пп. 3 ст. 1109 ГК следует понимать ошибку, допущенную непосредственно в процессе расчета при математических действиях, т.е. неправильное применение правил математики. К счетной ошибке не относится неправильное применение расчетчиком норм права или ошибочное использование в расчете ненадлежащих исходных данных (например, неправильный выбор тарифа или коэффициента при расчете заработной платы).

4. Для применения пп. 4 ст. 1109 ГК необходимо наличие одного из двух юридических фактов: а) предоставление имущества во исполнение заведомо (для потерпевшего) несуществующего обязательства; б) предоставление имущества во исполнение несуществующего обязательства в благотворительных целях. Бремя доказывания наличия этих обстоятельств лежит на приобретателе. Недоказанность приобретателем факта заведомого осознания потерпевшим отсутствия обязательства, по которому передается имущество, является достаточным условием для отказа в применении ст. 1109 ГК.

Таким образом, пп. 4 ст. 1109 ГК может быть применен лишь в тех случаях, когда лицо действовало с намерением одарить другую сторону и с осознанием отсутствия обязательства перед последней. Как отмечается в п. 11 Обзора, положения пп. 4 ст. 1109 ГК не применяются к требованиям о возврате исполненного по недействительной сделке, поскольку при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных пп. 4 ст. 1109 ГК. В силу ст. 1103 ГК в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

Представляется, что применять пп. 4 ст. 1109 ГК следует также с учетом положений п. 1 ст. 10 ГК РФ, не допускающего злоупотребления правом в любых формах, а также существа отношений между сторонами, из которого может следовать неприменимость к таким отношениям пп. 4 ст. 1109 ГК. Это означает, что в случае возражения приобретателя возвратить неосновательно приобретенное имущество со ссылкой на пп. 4 ст. 1109 ГК правомерность такого возражения следует оценивать, исходя из недопустимости злоупотребления правом и (или) существа отношений между сторонами.

Что такое неосновательное обогащение ГК РФ ст 1102: комментарии и применение закона

Автострахование

  • Жилищные споры

  • Земельные споры

  • Административное право

  • Участие в долевом строительстве

  • Семейные споры

  • Гражданское право, ГК РФ

  • Защита прав потребителей

  • Трудовые споры, пенсии

    • Главная
    • Статья 1109 ГК РФ. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    Гражданский кодекс Российской Федерации:

    Статья 1109 ГК РФ. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

    1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

    2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

    3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

    4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

    Вернуться к оглавлению документа: Гражданский кодекс РФ Часть 2 в действующей редакции

    Комментарии к статье 1109 ГК РФ, судебная практика применения

    В п. 9 «Обзора по отдельным вопросам судебной практики, связанным с добровольным страхованием имущества граждан», утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 27.12.2017 года содержатся следующие разъяснения:

    Читайте так же:  Договор дарения доли и его форма

    Не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения денежная сумма, предоставленная во исполнение несуществующего обязательства

    Если обязанность по выплате страхового возмещения была исполнена страховщиком в большем размере, излишне выплаченная сумма подлежит возврату как неосновательное обогащение.

    ..Согласно подпункту 4 статьи 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

    По смыслу данной нормы не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения денежная сумма, предоставленная во исполнение несуществующего обязательства.

    Судом апелляционной инстанции установлено, что при наступлении страхового случая у страховщика возникло обязательство по выплате страхового возмещения, которое было исполнено путем перечисления на имя О. денежной суммы. При определении размера этой суммы страховщик исходил из экспертного заключения, подготовленного по его заказу.

    Впоследствии решением суда было установлено, что ответчику надлежало выплатить страховое возмещение в меньшем размере, поскольку не все имевшиеся на машине повреждения были связаны со страховым случаем.

    При таких обстоятельствах, когда обязанность по выплате страхового возмещения была исполнена в большем размере, чем было необходимо, излишне выплаченная сумма подлежала возврату как неосновательное обогащение, а положения подпункта 4 статьи 1109 ГК РФ были применены судом апелляционной инстанции необоснованно ( см. подробнее п. 9 обзора практики).

    В п. 33 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 11.12.2012 N 30 «О практике рассмотрения судами дел, связанных с реализацией прав граждан на трудовые пенсии» содержатся следующие разъяснения:

    При отмене решения суда по делу о взыскании трудовой пенсии, по общему правилу, поворот исполнения решения суда не допускается

    При отмене в суде апелляционной, кассационной или надзорной инстанции решения суда по делу о взыскании трудовой пенсии судам следует учитывать, что поворот исполнения решения суда не допускается, за исключением случаев недобросовестности со стороны гражданина и счетной ошибки, предусмотренных статьей 1109 ГК РФ.

    В п. 9 Решения Конституционного Суда РФ от 14.05.2018 «Об утверждении Обзора практики Конституционного Суда Российской Федерации за первый квартал 2018 года» приведена следующая правовая позиция:

    Не могут быть взысканы с гражданина, признанного инвалидом, полученные им суммы пенсии в случае, если справка об инвалидности признана недействительной лишь вследствие формальных нарушений при проведении МСЭ

    Постановлением от 26 февраля 2018 года N 10-П Конституционный Суд дал оценку конституционности пунктов 1 и 2 статьи 25 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации», статей 1102 и 1109 Гражданского кодекса Российской Федерации.

    Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку на их основании решается вопрос о взыскании с гражданина, признанного инвалидом, полученных им сумм пенсии по инвалидности и ежемесячной денежной выплаты в случае, когда представленные для получения соответствующих мер социальной защиты справки, составленные по итогам медико-социальной экспертизы, признаны недействительными вследствие процедурных нарушений, допущенных при проведении такой экспертизы.

    Конституционный Суд признал оспоренные положения не противоречащими Конституции Российской Федерации, поскольку они не могут служить основанием для взыскания с гражданина, признанного инвалидом, названных выплат в случае, если представленная им справка об установлении инвалидности признана недействительной вследствие наличия лишь формальных (процедурных) нарушений, допущенных при проведении медико-социальной экспертизы, притом что такие нарушения не повлияли (не могли повлиять) на оценку ограничений жизнедеятельности освидетельствуемого гражданина и не обусловлены недобросовестностью (противоправностью) с его стороны.

    Конституционный Суд указал, что судебные органы, рассматривая в каждом конкретном деле вопрос о наличии оснований для взыскания денежных сумм в связи с перерасходом средств Пенсионного фонда Российской Федерации, обусловленным выплатой пенсии по инвалидности, назначенной на основе решения уполномоченной организации, признанного впоследствии недействительным ввиду допущенных при его принятии процедурных нарушений, обязаны, не ограничиваясь установлением одних лишь формальных условий применения взыскания, исследовать по существу фактические обстоятельства данного дела, свидетельствующие о наличии либо отсутствии признаков недобросовестности (противоправности) в действиях лица, которому была назначена пенсия.

    Рекомендуемые публикации:

    Об ограничениях удержания заработной платы см. комментарии к статье 137 Трудового кодекса РФ.

    Комментарий к статье 1109 Гражданского кодекса РФ

    Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ:

    1. Коммент. ст. предусматривает случаи, когда имущество, переданное другому лицу, не может быть истребовано обратно посредством притязания из неосновательного обогащения. Из числа предусмотренных ею случаев первый и второй случаи, вопреки неточному заголовку этой статьи, вообще не связаны с неосновательным обогащением, поскольку указанные в них предоставления основываются на causa solvendi. В третьем и четвертом случаях речь идет о неосновательном обогащении, возникшем через предоставление потерпевшего, которому, однако, закон отказывает в кондикции.

    2. Не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если договором, из которого возникло обязательство, не предусмотрено иное (п. 1 коммент. ст.). Это предписание объясняется тем, что в предусмотренном им случае нет неосновательного обогащения: предоставление происходит с целью исполнения существующей обязанности к передаче имущества.

    3. В силу п. 2 коммент. ст. не может быть истребовано имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении давностного срока. Установленные законом давностные сроки, как известно, распространяются только на притязания (см.: Крашенинников Е.А. Понятие и предмет исковой давности. Ярославль, 1997. С. 46 — 48). С истечением давности притязание не прекращается, но утрачивает способность подлежать принудительному осуществлению с помощью юрисдикционного органа (см.: Крашенинников Е.А. Давность притязаний // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2003. Вып. 10. С. 14). Поэтому должник по притязанию (например, притязанию на возмещение убытков), совершивший задолженное предоставление после истечения давностного срока, не вправе истребовать предоставленное обратно, хотя бы в момент предоставления он и не знал об истечении давности (ст. 206 ГК РФ).

    4. Не подлежат возврату заработная плата, пенсии, стипендии, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки (п. 3 коммент. ст.). Если лицо, предоставляющее гражданину деньги в качестве средств к существованию, знает, что оно не обязано к их предоставлению, то применению подлежит п. 4 коммент. ст.

    Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

    СТ 1102 ГК РФ

    1. Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

    2. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

    Комментарий к Ст. 1102 Гражданского кодекса РФ

    1. Неосновательным признается обогащение:

    — при приобретении имущества одним лицом за счет другого;

    Читайте так же:  Что нового в законодательстве о материнском капитале особенности оформления и получения согласно фз

    — в случае сбережения имущества за счет другого лица.

    Такое имущество подлежит возврату законному владельцу независимо от оснований и обстоятельств, в силу которых имущество получено приобретателем.

    Неосновательное обогащение приобретателя чаще всего возникает через предоставление самого потерпевшего или третьего лица. Так, например, А., будучи признанным судом недееспособным, продает свой компьютер Б. и через какое-то время (после того как суд признает А. дееспособным) передает его в собственность покупателю. Поскольку передача компьютера в собственность есть абстрактная сделка, она обосновывает переход права собственности к Б. и при недействительности лежащей в ее основании каузальной сделки. Поэтому А. не причитается виндикационное притязание против Б. Но так как Б. приобрел право собственности на компьютер и тем самым обогатился без правового основания, он обязан возвратить неосновательное обогащение своему контрагенту по абстрактной сделке.

    2. Применимое законодательство по статье 1102 Гражданского кодекса РФ:

    — ФЗ от 28.11.2011 N 335-ФЗ «Об инвестиционном товариществе»;

    [3]

    — ФЗ от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

    3. Судебная практика по ст. 1102 ГК:

    — Определение Конституционного Суда РФ от 25.09.2014 N 1843-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1362-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1361-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1360-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1359-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.06.2014 N 1358-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 20.03.2014 N 554-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 04.02.2014 N 222-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 24.09.2013 N 1513-О;

    — Определение Конституционного Суда РФ от 17.06.2013 N 974-О;

    Видео (кликните для воспроизведения).

    — Определение Конституционного Суда РФ от 21.03.2013 N 423-О;

    — Определение Конституционного суда РФ от 05.03.2013 N 436-О;

    — Постановление Пленума ВС РФ от 11.12.2012 N 30;

    — Постановление Пленума ВС РФ от 18.10.2012 N 21;

    — Постановление Пленума ВС РФ от 29.05.2012 N 9;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 12.07.2012 N 42;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 73;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 17.11.2011 N 72;

    — Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 29.04.2010 N 10/22;

    — Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 04.12.2000 N 33/14;

    — Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 08.10.1998 N 13/14;

    — информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.02.2014 N 165;

    — информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 N 141;

    — информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.11.2008 N 127;

    — информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2000 N 49;

    — Определение ВС РФ от 16.09.2014 по делу N 310-ЭС14-79, А09-9146/2013;

    — Постановление Президиума ВАС РФ от 15.04.2014 N 15725/13 по делу N А32-7433/2012;

    — Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 27;

    — Постановление Президиума ВАС РФ от 18.02.2014 N 14680/13 по делу N А41-8198/12;

    — Постановление Президиума ВАС РФ от 21.01.2014 N 9040/13 по делу N А51-23940/2012;

    — Определение Липецкого областного суда от 20.08.2014 по делу N 33-2135/2014;

    — решение Привокзального районного суда г. Тулы от 21.08.2014 по делу N 2-1091/2014;

    — решение Кусинского районного суда Челябинской области от 21.08.2014 по делу N 2-428/2014;

    — решение Улан-Удэнского гарнизонного военного суда от 21.08.2014 по делу N 2-166/2014;

    — решение Троицко-Печорского районного суда Республики Коми от 20.08.2014 по делу N 2-359/2014;

    — решение Уйского районного суда Челябинской области от 20.08.2014 по делу N 2-431/2014.

    Комментарий к статье 1102 Гражданского кодекса РФ

    Статья 1102. Обязанность возвратить неосновательное обогащение

    Комментарий к Ст. 1102 ГК РФ:

    1. Обязательство из неосновательного обогащения, или, что одно и то же, кондикционное обязательство, относится к числу охранительных обязательств. Его содержание образуют требование о возврате неосновательного обогащения, которое иначе называют кондикцией (condictio) или притязанием из неосновательного обогащения, и корреспондирующая этому требованию обязанность возвратить неосновательное обогащение. Пункт 1 коммент. ст. связывает возникновение обязательства из неосновательного обогащения со следующими предпосылками:

    1) наличие обогащения на стороне приобретателя. Под обогащением приобретателя понимается полученная им имущественная выгода. Она может состоять в приобретении права (например, права собственности или требования), приобретении владения вещью, пользовании чужим имуществом или чужими услугами, а также в освобождении от долга (см.: Oser H., Schonenberger W. Das Obligationenrecht. Allgemeiner Teil (Art. 1-183). 2 Aufl. Zurich, 1929. S. 430; Крашенинников Е.А. Фактический состав возникновения обязательства из неосновательного обогащения // Очерки по торговому праву. Ярославль, 2008. Вып. 15. С. 58 — 59).

    Неосновательное обогащение приобретателя чаще всего возникает через предоставление самого потерпевшего или третьего лица. Так, например, А., будучи признанным судом недееспособным, продает свой компьютер Б. и через какое-то время (после того как суд признает А. дееспособным) передает его в собственность покупателю. Поскольку передача компьютера в собственность есть абстрактная сделка, она обосновывает переход права собственности к Б. и при недействительности лежащей в ее основании каузальной сделки. Поэтому А. не причитается виндикационное притязание против Б. Но так как Б. приобрел право собственности на компьютер и тем самым обогатился без правового основания, он обязан возвратить неосновательное обогащение своему контрагенту по абстрактной сделке.

    Неосновательное обогащение может также возникнуть через действие приобретателя, которое представляет собой вторжение в чужое право. Так, например, обстоит дело, если кто-то неправомерно использует не принадлежащую ему вещь. Полученная выгода здесь лежит уже в произведенном пользовании вещью. Поскольку возвращение этой выгоды невозможно в связи с характером полученного, возмещению подлежит ее объективная стоимость (п. 2 ст. 1105 ГК РФ).

    О вторжении в чужое право речь идет и в следующем случае. А. (хранитель) продает принадлежащую Б. (поклажедателю) вещь В. (добросовестному приобретателю) и передает ему в собственность. Согласно п. 1 ст. 302 ГК В. приобретает право собственности на вещь за счет Б., который тем самым его утрачивает. Но В. получил право собственности через предоставление А., и в отношении предоставления А. — В. существовало правовое основание. Поэтому Б. не имеет кондикции против В. Но ему предоставляется направленная против А. кондикция из вторжения на то, что тот получил благодаря распоряжению, т.е. на покупную цену, потому что она есть эквивалент уплаченной Б. вещи и, следовательно, по распределяющей функции права собственности причитается не А., а Б.

    И наконец, неосновательное обогащение может явиться результатом события. Это имеет место, когда перемещение имущества (например, заготовленного для сплава или сплавляемого леса), которое приводит к смешению движимых вещей разных собственников, вызывается фактическими процессами (например, половодьем или течением реки);

    3) отсутствие правового основания обогащения. Вопрос о том, когда обогащение лишено правового основания, не может быть решен в общем порядке. На этот вопрос следует давать различный ответ в зависимости от того, возникло ли обогащение через предоставление потерпевшего или третьего лица, через вторжение приобретателя в чужое право или в результате перемещения имущества, вызванного событием.

    Читайте так же:  Всё о лизинге что это — расскажем простыми словами

    Предоставление происходит не ради самого себя, т.е. не для вызывания непосредственно вытекающего из него правового результата, а для достижения какой-то косвенной цели (например, вещь передается в собственность для того, чтобы этим исполнить обязанность к передаче вещи или чтобы безвозмездно увеличить имущество другого лица). Эту цель принято именовать правовым основанием, или каузой (causa), предоставления. Правовое основание предоставления определяется предоставляющим, как правило, по соглашению с другой стороной (см.: Tuhr A. Der Allgemeine Teil des Deutschen Burgerlichen Rechts. Munchen und Leipzig, 1918. Bd. 2. Halfte 2. S. 81; Enneccerus L., Nipperdey H.C. Allgemeiner Teil des Burgerlichen Rechts. 14 Aufl. Tubingen, 1955. Halbbd. 2. S. 622). Если соглашение о каузе не состоялось (например, переданные в качестве займа деньги ошибочно принимаются в качестве дарения), отпало впоследствии (это, например, имеет место при отмене дарения — ст. 578 ГК РФ) или оговоренная сторонами кауза не осуществилась (например, после того как проценты по основному требованию были уплачены вперед, основное требование досрочно прекратилось), то предоставление, а следовательно, и возникшее через него обогащение страдает отсутствием правового основания.

    При неосновательном обогащении, являющемся результатом вторжения приобретателя в чужое право, приобретатель не имеет права на такое вторжение. Поэтому некоторые цивилисты утверждают, что в этом случае обогащение лишено правового основания ввиду противоправности вторжения. Но если бы это утверждение было правильным, то кондикция из вторжения вопреки своему смыслу и своей цели приближалась бы к деликтным притязаниям. Между тем в праве неосновательного обогащения речь идет не о неправомерной деятельности, а о том, может ли обогатившийся удержать имущественную выгоду, полученную им за счет другого лица. Не подлежит никакому сомнению, что имущественная выгода, полученная приобретателем через его вторжение в чужое право, является выгодой, которая по распределяющей функции этого права причитается правообладателю. Именно это обстоятельство и делает обогащение приобретателя обогащением, лишенным по отношению к правообладателю правового основания (см.: Wilburg W. Die Lehre von der ungerechtfertigten Bereicherung nach Osterreichischem und Deutschem Recht. Graz, 1934. S. 27 ff.; Larenz K., Canaris C.W. Lehrbuch des Schuldrechts. 13 Aufl. Munchen, 1994. Bd. 2. Halbbd. 2. S. 169, 170).

    Что касается неосновательного обогащения, возникшего вследствие события, то оно всегда лишено правового основания и поэтому может быть кондицировано потерпевшим.

    2. Поскольку неосновательное обогащение приобретателя обычно возникает через предоставительную сделку, практически наиболее существенное значение имеют кондикции из предоставления. К ним, в частности, относятся:

    1) condictio indebiti. Важнейшим случаем предоставления, страдающего отсутствием правового основания, является предоставление, которое совершается во исполнение в действительности не существующего долга. Возникающая в связи с этим condictio indebiti опирается на следующие предпосылки.

    Предоставление, совершаемое с целью исполнения какого-то долга. Предоставление, с которым связана condictio indebiti, чаще всего состоит в передаче вещи в собственность. При этом в собственность может передаваться как родовая, так и индивидуально-определенная вещь. О возможности передачи приобретателю в собственность индивидуально-определенной вещи и, как следствие этого, приобретения им права собственности на такую вещь свидетельствует п. 2 ст. 1104 ГК РФ.

    Несуществование долга. Под несуществующим долгом понимается долг, который никогда не существовал или ко времени предоставления уже был прекращен. Несуществующий долг, в частности, оплачивает тот, кто производит повторный платеж или платит больше, чем он должен.

    Если условно обязанный в ошибочном предположении, что отлагательное условие уже наступило, совершает предоставление до наступления условия, то он вправе истребовать предоставленное обратно как неосновательное обогащение. Напротив, при исполнении долга, срок исполнения по которому еще не наступил, condictio indebiti не возникает (п. 1 ст. 1109 ГК РФ), потому что в этом случае долг, хотя бы и с ненаступившим сроком, существует.

    Лицо, совершившее предоставление во исполнение чужого долга, который оно считает своим собственным долгом, может кондицировать предоставленное, так как его предоставление лишено правового основания. Если должник по альтернативному обязательству (ст. 320 ГК РФ) предоставляет вещь, ошибочно полагая, что лишь эта вещь является предметом его обязательства, то он вправе истребовать ее обратно (см.: Enneccerus L., Lehmann H. Recht der Schuldverhaltnisse. 14 Aufl. Tubingen, 1954. S. 868; Gernhuber J. Das Schuldverhaltnis. Tubingen, 1989. S. 268).

    Заблуждение предоставляющего относительно существования своего долга. Заблуждение касается правового основания предоставления и поэтому не подрывает действительности предоставительной сделки (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationenrechts. Tubingen, 1924. Halbbd. 1. S. 376). Оно состоит либо в том, что предоставляющий верит в несуществующий факт (например, в заключение договора, который в действительности не был заключен), либо в том, что он не знает о существующем факте (например, об уже происшедшем прекращении своего долга). Если лицу известно, что долг не существует, и тем не менее оно совершает предоставление по несуществующему долгу, то закон отказывает ему в condictio indebiti (п. 4 ст. 1109 ГК РФ);

    2) condictio ob causam futuram. Совершивший предоставление может истребовать предоставленное обратно и в том случае, если оговоренное сторонами правовое основание предоставления не осуществилось. Имеются в виду предоставления, рассчитанные на будущее обязательство, возникновение которого предоставляющий ожидает и, возможно, хочет вызвать через предшествующее предоставление: кто-то еще до заключения договора купли-продажи производит по нему платеж, выдает вексель по еще не возникшему долгу к уплате покупной цены и т.д. (см.: Larenz K. Op. cit. S. 492). Если в приведенных примерах ожидаемый договор купли-продажи не состоялся, то предоставляющий должен иметь возможность истребовать предоставленное обратно. Хотя его предоставление было изначально лишено правового основания, condictio indebiti здесь исключена, потому что в момент предоставления предоставляющий осознавал, что он не обязан к его совершению. Осознавая это, он хотел заранее исполнить предполагаемый им будущий долг, так как ожидал, что отсутствующее в момент предоставления правовое основание осуществится впоследствии. Поскольку же оно вопреки предположению предоставляющего не осуществилось, ему причитается condictio ob causam futuram.

    Рассматриваемая кондикция применима и при предоставлениях, совершаемых ради какого-то будущего встречного предоставления, которое не может быть предметом обязательства (см.: Tuhr A. Allgemeiner Teil des Schweizerischen Obligationenrechts. Halbbd. 1. S. 380; Larenz K. Op. cit. S. 493). Так, например, А. дает Б. 100 000 руб., чтобы тот назначил А. своим наследником или сделал в его пользу завещательный отказ. Если встречное предоставление со стороны Б. не происходит, то А. может кондицировать у него 100 000 руб.

    Возникновение condictio ob causam futuram, так же как и возникновение требования, на установление которого направлена обязательственная сделка, совершенная под отлагательным условием, зависит от будущего неизвестного обстоятельства. Поэтому по аналогии с абз. 1 п. 3 ст. 157 ГК следует признать, что condictio ob causam futuram исключена, если совершивший предоставление недобросовестно воспрепятствовал осуществлению правового основания;

    Читайте так же:  Отчет агента по агентскому договору

    3) condictio ob causam finitam. Неосновательное обогащение может произойти в связи с тем, что правовое основание, существовавшее в момент предоставления, впоследствии отпало. Это, например, имеет место при уплате процентов по основному требованию, которое затем прекращается с обратной силой путем зачета; при исполнении отменительно обусловленного обязательственного договора, если отменительное условие наступает; при отмене уже осуществленного дарения (реального дарения или исполненного дарственного обещания). В таких случаях с отпадением правового основания предоставления у потерпевшего возникает condictio ob causam finitam.

    Статья 1109. Неосновательное обогащение, не подлежащее возврату

    Не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения:

    1) имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное;

    2) имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности;

    3) заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки;

    4) денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

    Президент Российской Федерации

    26 января 1996 г.

    Комментарий к Ст. 1109 ГК РФ

    1. Комментируемая статья посвящена ограничениям кондикции и содержит перечень случаев, когда имущество не подлежит возврату в качестве неосновательного обогащения.

    В соответствии с подп. 1 комментируемой статьи не подлежит возврату имущество, переданное во исполнение обязательства до наступления срока исполнения, если обязательством не предусмотрено иное. Правило это корреспондирует с нормой ст. 315 ГК РФ, согласно которой должник вправе исполнить обязательство до срока, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или условиями обязательства либо не вытекает из его существа, а в обязательствах, связанных с предпринимательской деятельностью, наоборот, досрочное исполнение по общему правилу не допускается.

    В литературе высказано сомнение, затрагивает ли данное правило те случаи досрочного исполнения, когда таковое в соответствии со ст. 315 ГК РФ не допускается . Представляется правильной позиция, согласно которой подп. 1 комментируемой статьи применяется независимо от того, допускалось досрочное исполнение соответствующего обязательства или нет. Так, Д.Г. Лавров, обосновывая эту точку зрения, резонно указывает: «Коль скоро досрочное исполнение принято, говорить о неосновательности приобретения имущества кредитором не приходится» .

    См.: Гражданское право: Учебник: В 3 т. / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. 4-е изд., перераб. и доп. Т. 3. С. 101.

    См.: Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть вторая (постатейный) / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 1019.

    В связи с изложенным нельзя не отметить, что в ситуации, упомянутой в подп. 1 комментируемой статьи, в принципе отсутствует такой признак, как неосновательность обогащения.

    2. Согласно подп. 2 комментируемой статьи не может быть потребовано обратно имущество, переданное во исполнение обязательства по истечении срока исковой давности. Данное правило повторяет норму, содержащуюся в ст. 206 ГК РФ и гласящую, что должник или иное обязанное лицо, исполнившее обязанность по истечении срока исковой давности, не вправе требовать исполненное обратно, хотя бы в момент исполнения указанное лицо и не знало об истечении давности.

    Строго говоря, в данном случае также не возникает неосновательного обогащения, как не возникает оно и в случаях исполнения так называемых натуральных обязательств, с самого начала лишенных исковой силы, но тем не менее признаваемых правом. Так, исходя из ст. 1062 ГК РФ не подлежат судебной защите требования о взыскании сумм по играм или пари, однако если эти суммы все же были уплачены, то они не могут быть потребованы обратно, за исключением случаев, когда лица приняли участие в игре или пари под влиянием обмана, насилия, угрозы или злонамеренного соглашения их представителя с организатором игр или пари.

    3. В соответствии с подп. 3 комментируемой статьи не подлежат обратному истребованию заработная плата и приравненные к ней платежи, пенсии, пособия, стипендии, возмещение вреда, причиненного жизни или здоровью, алименты и иные денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средства к существованию, при отсутствии недобросовестности с его стороны и счетной ошибки.

    Данная норма является традиционной для отечественного права. Пункты 3 и 4 ст. 474 ГК 1964 г. не позволяли истребовать обратно выплаченное излишне или по отпавшему впоследствии основанию авторское вознаграждение или вознаграждение за открытие, изобретение или рационализаторское предложение, если выплата произведена организацией добровольно, при отсутствии счетной ошибки с ее стороны и недобросовестности со стороны получателя; выплаченные излишние суммы в возмещение вреда в связи с повреждением здоровья или смертью, если выплата произведена при отсутствии недобросовестности со стороны получателя. Как писала Е.А. Флейшиц, в подобных случаях суммы, полученные трудящимся, обыкновенно расходуются им на удовлетворение его текущих потребностей. Возвращение этих сумм поставило бы его в трудное положение . Норма подп. 3 комментируемой статьи сформулирована в наиболее общем виде, охватывая вообще любые денежные суммы, предоставленные гражданину в качестве средств к существованию, что, конечно, гораздо удачнее с точки зрения юридической техники.

    Флейшиц Е.А. Указ. соч. С. 225, 226.

    4. Наконец, подп. 4 комментируемой статьи устанавливает, что не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности. На этом правиле следует остановиться особо, поскольку оно вызвало в судебной практике огромное количество споров.

    Истоки данной нормы коренятся в римском праве, где ошибка плательщика в существовании обязательства была непререкаемым условием удовлетворения иска о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti). Сохраняется этот подход и в большинстве современных правопорядков, как континентальных, так и англо-американских . Не стало исключением в этом отношении и отечественное законодательство, о чем свидетельствует норма подп. 4 комментируемой статьи.

    Особенность англо-американского права состоит в том, что там для обоснования реституционного иска необходимо, чтобы ошибка носила фактический, а не правовой характер (mistake of law), тогда как в странах континентального права характер ошибки не имеет значения. В континентальном праве различаются подходы к распределению бремени доказывания. Так, во Франции и Швейцарии истец должен доказать, что он, производя платеж, заблуждался в существовании долга (ст. 1377 ГК Франции, ст. 63 Швейцарского обязательственного закона). Напротив, в Германии и Греции ответчик для защиты от кондикционного иска должен доказать, что истец в момент исполнения знал об отсутствии обязательства (§ 814 ГГУ, ст. 905 ГК Греции); такой же подход закреплен и в подп. 4 комментируемой статьи.

    Проблема состоит в том, что требование наличия ошибки как условия возникновения кондикционного обязательства является адекватным только для ограниченной группы случаев неосновательного обогащения — уплаты недолжного (они и опосредовались в римском праве специальной condictio indebiti). Для иных случаев, таких как отпадение основания обогащения в связи с недостижимостью цели совершенного предоставления (condictio causa data causa non secuta) и исполнение по незаконному основанию (condictio ex iniusta causa), юридическая конструкция иска, обязательным условием удовлетворения которого является ошибка потерпевшего, совершенно не подходит.

    Читайте так же:  Согласие на регистрацию и постоянное проживание

    Между тем законодательное придание обязательствам из неосновательного обогащения родового характера (ст. 1103 ГК) привело в судебной практике к тому, что норма подп. 4 комментируемой статьи очень часто стала использоваться лицами, получившими имущество по недействительной сделке или по незаключенному договору, для обоснования возражений против требований о возврате неосновательно приобретенного. Для разрешения этой проблемы потребовались разъяснения высшей судебной инстанции.

    В отношении недействительных сделок Президиум ВАС РФ показал свою позицию в п. 11 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49 на следующем примере.

    На основании договора купли-продажи покупатель перечислил сумму аванса продавцу. В последующем арбитражный суд по иску покупателя констатировал ничтожность договора. Покупатель также обратился с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки и взыскании с продавца сумм аванса на основании ст. ст. 167 и 1102 ГК РФ. Продавец в отзыве на иск указывал, что о ничтожности сделки покупатель не мог не знать в момент ее совершения, поскольку при ее заключении были нарушены требования закона. Покупатель перечислял суммы аванса, зная об отсутствии обязательств, поскольку сделка, противоречащая требованиям закона, не порождает правовых последствий, кроме тех, которые связаны с ее недействительностью (п. 1 ст. 167, ст. 168 ГК). При таких условиях в соответствии с подп. 4 комментируемой статьи неосновательно полученное не может быть истребовано от приобретателя.

    Президиум ВАС РФ поддержал позицию нижестоящего суда, удовлетворившего иск, указав при этом, что при применении последствий недействительности ничтожной сделки следует руководствоваться положениями п. 2 ст. 167 ГК РФ, которые не связывают обязанность стороны подобной сделки вернуть другой стороне все полученное с наличием условий, предусмотренных подп. 4 комментируемой статьи. В силу ст. 1103 ГК РФ в этом случае подлежат применению специальные правила, регулирующие последствия недействительности сделок.

    Это разъяснение Президиума ВАС РФ представляется безупречным. Однако подобное обоснование исключения действия подп. 4 комментируемой статьи не действует в случаях неосновательного получения имущества по незаключенным договорам, последствия исполнения которых специальным образом законом не урегулированы и напрямую регламентируются нормами гл. 60 ГК РФ.

    Так, по одному из дел общество с ограниченной ответственностью уплатило предпринимателю Я. сумму аванса по договору о выполнении работ по демонтажу, доставке и установке торгового оборудования. Однако в ходе рассмотрения дела судом было установлено, что договор является незаключенным, поскольку подписан не предпринимателем Я., а другим лицом. Тем не менее предприниматель Я. отказывался возвратить полученную сумму аванса со ссылкой на подп. 4 комментируемой статьи .

    Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 февраля 2003 г. N А05-9485/02-463/6.

    [2]

    В другом случае истец вел с ответчиком переговоры о заключении договора поставки и передал ему в счет оплаты металлопродукции, предполагаемой к поставке, простой вексель. Однако в дальнейшем ответчик отказался от согласования ассортимента и заключения договора. На требование о возврате векселя как неосновательно полученного ответчик возражал, полагая, что в силу подп. 4 комментируемой статьи такое право у истца отсутствует, поскольку истец знал о том, что предоставляет вексель во исполнение несуществующего обязательства .

    См.: п. 15 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением законодательства о неосновательном обогащении // Федеральный арбитражный суд Уральского округа. Практика. Комментарии. Обзоры. 2002. N 1. С. 73, 74.

    Очевидно, что в приведенных случаях обогащение приобретателя является неосновательным в силу того, что оказалась недостижимой экономическая цель, преследуемая потерпевшим при совершении предоставления, а не из-за ошибочной передачи имущества. Не менее очевидно и то, что в подобных ситуациях оставление обогащения приобретателю было бы явной несправедливостью. Во избежание этого Президиуму ВАС РФ пришлось прибегнуть к ограничительному толкованию подп. 4 комментируемой статьи, что видно из следующего рассмотренного им дела.

    Коммерческий банк (продавец) и акционерное общество (покупатель) заключили договор купли-продажи, в соответствии с которым продавец обязался передать покупателю имущество, а последний обязался его оплатить путем списания задолженности продавца, оформляемого заключаемым между ними соглашением о взаимозачете. Из соглашения о взаимозачете следует, что производится зачет взаимных требований: по договору купли-продажи должником на сумму 379287,08 рублей является акционерное общество, а по договору уступки требования, заключенному между третьим лицом и акционерным обществом, коммерческий банк обязан уплатить акционерному обществу 400 тыс. рублей. Постановлением арбитражного суда по другому делу договоры купли-продажи и уступки требования признаны незаключенными. Посчитав, что покупатель получил переданное ему по договору купли-продажи имущество без законных на то оснований, продавец предъявил ему иск о возврате этого имущества как неосновательного обогащения.

    Отменяя решение суда первой инстанции, удовлетворившего требование истца, и отказывая в иске, суд апелляционной инстанции сослался на подп. 4 ст. 1109 ГК РФ. Суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, а решение суда первой инстанции оставил в силе. Президиум ВАС РФ, оставляя без изменения постановление суда кассационной инстанции, указал, что норма подп. 4 комментируемой статьи подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью . Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

    Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 2773/01.

    [1]

    Этому подходу четко следуют арбитражные суды. Точно такое же обоснование удовлетворения кондикционного иска о возврате переданного по незаключенному договору и неприменения подп. 4 комментируемой статьи было дано и в двух делах, приведенных выше. Таким образом, в современной российской судебной практике значение критерия ошибки как условия удовлетворения иска о возврате неосновательного обогащения существенно ослаблено. Действие ограничения кондикции, предусмотренного подп. 4 комментируемой статьи, сведено лишь к случаям дарения и благотворительности .

    Видео (кликните для воспроизведения).

    Следует отметить, что ослабление значения ошибки в кондикционных обязательствах наблюдается и за рубежом. Так, в новейшей голландской кодификации признак ошибки вообще исключен из числа условий иска об обратном истребовании недолжно произведенного платежа (ст. 203 кн. 6 ГК Нидерландов).

    Источники


    1. Договор мены. Официальные разъяснения, судебная практика и образцы документов. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2013. — 698 c.

    2. ред. Корельский, В.М.; Перевалов, В.Д. Теория государства и права; М.: Норма; Издание 2-е, испр. и доп., 2012. — 616 c.

    3. Брэбан, Г. Французское административное право; М.: Прогресс, 2012. — 488 c.
    Что такое неосновательное обогащение гк рф ст 1102 комментарии и применение закона
    Оценка 5 проголосовавших: 1

    ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

    Please enter your comment!
    Please enter your name here